Видеопрезентация «Мир уцелел, потому что смеялся» , посвященная 125 лет со дня рождения русского и советского писателя М.М. Зощенко

О нем написаны книги, монографии, большое количество статей. Казалось бы, известно все… Михаил Михайлович Зощенко (9 августа 1894- 22 июля 1958) – классик русской литературы, писатель-сатирик, переводчик, драматург и сценарист, чей талант больше всего раскрылся в жанре короткого рассказа. Имя Зощенко знала вся страна. Такой славы не было ни у одного писателя в 20-30-е годы. Что еще таит в себе биография М. М. Зощенко? Предоставим слово самому писателю. Сохранилось несколько автобиографий Михаила Зощенко. Одна из последних относится (предположительно) к началу 30-х гг.

«Я начал писать рассказы, когда мне было девять лет. До 25 лет я писал изредка. Иной раз не писал годами. Но стремление к литературной работе было почти всегда. Первые мои литературные шаги после революции были ошибочны. Я начал писать большие рассказы в старой форме и старым, полустертым языком… Мне много пришлось поработать над языком, чтобы сделать литературную вещь простой и доступной новым читателям. Доказательством того, что я не ошибся, были очень высокие тиражи моих книг. Стало быть, язык, который я взял и который, на первых порах, казался критике смешным и нарочно исковерканным, был, в сущности, чрезвычайно простым и естественным… Итак, будущую свою работу я мыслю, конечно, в прежнем плане — сатира, сатира, осмеивающая человеческие недостатки. Ведь сколько я мог заметить, все недочеты и неудачи, которые бывают в наши дни, упираются, главным образом, в недочеты человеческой натуры – в глупость, халатность, леность, эгоизм, корысть и преступность. Сатирику хватит еще работы надолго.

Теперь несколько слов о моей личной жизни. Я родился в Петербурге в 1894 году. Мой отец – украинец, художник. Дворянин. Он умер рано — сорока с чем-то лет. Он был талантливый художник-передвижник. Его картины и сейчас имеются в Третьяковской галерее, в Академии художеств и в Музее революции. Моя мать русская. В молодые годы она была актрисой…  Осенью 1913 года я поступил в университет на юридический факультет. (Через год был уволен из университета за неуплату).  Весной 1914 года я, без денег, поехал на Кавказ и поступил там на железную дорогу контролером поездов (на линии Кисловодск — Минеральные Воды).  Осенью, в начале войны, я вернулся в Ленинград и, прослушав ускоренные военные курсы, уехал прапорщиком на фронт. Вплоть до революции я пробыл на фронте в Кавказской гренадерской дивизии. На германском фронте, командуя батальоном, был ранен и отравлен газами.  В Февральскую революцию я вернулся в Ленинград. При Временном правительстве был назначен начальником почт и телеграфа и комендантом Главного почтамта.

В сентябре 1917 года я выехал в командировку в Архангельск. Был там адъютантом архангельской дружины и секретарем полкового суда… В июле 1918 года я поступил в пограничную охрану. Сначала служил в Стрельне, потом в Кронштадте… В Красной Армии я был командиром пулеметной команды и потом полковым адъютантом. Я пробыл на фронте полгода и по болезни сердца (порок, полученный после отравления газами в германскую войну) уволился из армии. После этого я переменил десять или двенадцать профессий, прежде чем добраться до своей теперешней профессии. Я был агентом уголовного розыска, инструктором по кролиководству, милиционером…; изучил два ремесла — сапожное и столярное, последняя моя профессия до писательства – конторское занятие. Там же, на работе, я написал первые свои рассказы и издал первую свою книжку без фамилии на обложке — «Рассказы Назара Синебрюхова». Тогда же я вошел в содружество писателей «Серапионовы братья». Мои первые рассказы попали к Горькому. Горький пригласил меня к себе, правильно покритиковал и помог материально. А также устроил мне академический паек. С тех пор началась моя литературная судьба. В 1921 году вышла в свет первая книга моих рассказов (в издательстве «Эрато»). За последние двадцать лет было издано большое количество моих книг, перечислить которые я не в состоянии. Из больших работ могу только отметить: «Сентиментальные повести» (1923 — 1936), «Возвращенную молодость» (1933), «Голубую книгу» (1935) и «Исторические повести» («Черный принц», «Керенский», «Возмездие»). «В 1941 году (в начале Отечественной войны, до октября) работал в ленинградских газетах, на радио и в журнале «Крокодил». На первый взгляд, творческая судьба писателя складывалась благополучно, однако на протяжении всего литературного пути он подвергался строгой и зачастую нелицеприятной критике. «Его, конечно, ругали. Но книги выходили. В 30-е годы вышло и шеститомное собрание сочинений, и избранное, и отдельные сборники. И это в то время, когда другие его коллеги были практически запрещены,» – напишет другой известный писатель Владимир Войнович к 90-летию Михаила Зощенко («Гений и злодейство»). И далее: «Я думаю, это можно объяснить только тем, что в отличие от других Зощенко принял Октябрьскую революцию как должное. К описываемым им обыкновенным людям, «жильцам», он не относился высокомерно, как, например Булгаков, он их жалел и сам был как бы один из них. Морализаторство его, к которому он был склонен, не носило гражданского характера, он звал людей жить мирно в коммунальных квартирах, не обсуждая правомерность существования самих этих квартир…» Осенью 1943 года в журнале «Октябрь» была напечатана повесть «Перед восходом солнца», за которую писатель подвергся резкой критике. Апофеозом всех перипетий стало постановление ЦК ВКП(б) от 14 августа 1946 года «О журналах «Звезда» и «Ленинград». Повод для нападок на этот раз был и вовсе ничтожен – детский рассказ «Приключения обезьяны», впервые опубликованный в журнале «Мурзилка». М.М. Зощенко был обвинен в искажении советской действительности и высмеивании советских людей – строителей новой жизни. После постановления ЦК о журналах «Звезда» и «Ленинград» Михаил Зощенко был исключен из Союза писателей. С 1946 по 1952 гг. занимался главным образом переводческой работой. В июне 1953 года он вновь был принят в Союз писателей. Продолжал работать в сатирическом жанре – в журналах «Крокодил» и «Огонёк». Кроме того, работал для театра, писал рассказы. 5 мая 1954 года Михаила Зощенко и Анну Ахматову пригласили в Дом писателя на встречу с группой студентов из Англии. И там М.М. Зощенко открыто заявил о несогласии с обвинениями в свой адрес, после чего начался новый этап травли. Зощенко подвергался нападкам в прессе и на радио. Все это не могло не сказаться на здоровье опального писателя. Последней каплей стала статья в «Известиях» 7 сентября 1953 года «Факты разоблачают клевету». Затем имя писателя перестало упоминаться где бы то ни было. На его защиту встали писатели: К. Чуковский, Вс. Иванов, В. Каверин и Н. Тихонов. В декабре 1957 года Зощенко удалось выпустить книгу «Избранные рассказы и повести 1923-1956». Но физическое и психическое состояние писателя ухудшалось. К весне 1958 года произошел резкий спад душевных и физических сил, М.М. Зощенко слабел и терял интерес к жизни. Когда страсти немного улеглись, и литературный круг снова приоткрылся для Зощенко, было уже поздно. После четырех лет затворничества Михаил Михайлович показался на публике весной 1958 года, на праздновании 90-летия Горького. «Ни одной прежней черты!» – ужаснулись друзья. «Задушенный, убитый талант», – записал свое впечатление Чуковский. На прощанье Михаил Михайлович сказал: «Литература – производство опасное, равное по вредности лишь изготовлению свинцовых белил». Михаил Михайлович Зощенко умер 22 июля 1958 года, похоронен на кладбище в Сестрорецке. «Двенадцать лет подряд Зощенко травили и затравили до смерти. А уж потом признали. В конце концов, после смерти всех признают. Бунина признали, Булгакова, Мандельштама, Цветаеву, Платонова, Пастернака, Ахматову…» (В. Войнович «Гений и злодейство»).

Print Friendly, PDF & Email

Читайте также: